Добро… с умом

Некоторые из нас в постоктябрятском возрасте выработали свою систему ценностей: хорошо — то, что полезно лично мне, что неудобно — то зло. Но я как-то задержалась в розовом периоде «добролюбия» и считала, что хорошо то, что помогает окружающим, делает их жизнь чуточку легче. Другими словами, хорошо быть доброй, от этого одни плюсы: все любят тебя и относятся с уважением. Сама я, правда, далеко не всегда умела презреть собственные интересы на благо интересам ближнего своего, но к людям, которые это умеют, относилась с восхищением. Но однажды мне пришло в голову пересчитать не только плюсы доброты, но и минусы. А потом — задуматься над вопросом: так что же такое вообще доброта?
ЗАБЫВ О СЕБЕ

Вот скажите, чего такого хорошего в этой самой доброте, если она заставляет людей в буквальном смысле забыть о собственном «Я»? К примеру, моя одногруппница Любочка. (Ее, кстати, все так и называют — Любочка, даже начальство на работе. Потому что такая лапочка, никому ни в чем не откажет!) Так вот, добрее существа я не встречала. Как, впрочем, и несчастнее. Историй о том, как она помогла кому-то в ущерб своим интересам, у Любочки вагон и тележка, иногда мне кажется, что вся её жизнь — одна сплошная история об этом. Правда, это какая-то злая напасть: все Любочкины бойфренды, как один, за пару месяцев превращались из славных парней в каких-то, извините, моральных уродов. Один вскоре бросил работу и целыми днями не вылезал из её кухни: «Зая, ну мы же не будем ссориться из-за денег, правда?» Другой стал находить извращённое удовольствие в доведении Любы до слёз по любому поводу. Мог бесцеремонно заявить: «Что-то ты растолстела, как корова!» — и несчастная кидалась, как ужаленная, бегать вокруг дома. Да что там бойфренды! На работе Любочка — и швец, и жнец, и на дуде игрец! Работает она секретарём в канцелярии вуза, но по факту именно она оказывается старшей по «куда пошлют», ответственной за грамотное составление ведомостей и своевременное получение стипендий, наличие канцтоваров в кабинетах и на кафедрах… Мотается, как солёный заяц, и все за смешные деньги.

После каждого «свинства» Любочка приходила ко мне плакать. Но мой праведный гнев и возгласы «Нельзя же так больше!» неизменно натыкались на её робкую улыбку: «Ну что ты… Он же не специально, чтоб меня обидеть… Добрее надо быть к людям. Я долго сердиться не умею… Нет-нет, бросить его я не могу — жалко, он же сейчас без работы… И уволиться не могу, что ты… Ну да, найду другую работу… Я-то, может, и найду, но им же человек на моё место понадобится, а где его взять! Как это — не мои проблемы? Ну да, я же, уходя, их подведу!» И так до бесконечности. В последнее время, честно говоря, я уже перестала давать советы, молча выслушиваю ее жалобы и внутренне дивлюсь: ну надо же! Как только может выжить в нашем жестоком мире этот добрейшей души человек!
ЧЕМ МОГУ, ПОМОГУ

У моей бывшей сотрудницы Елены Ильиничны можно попросить не только снега летом, но и чего-нибудь поэкзотичнее. Расшибётся и достанет. Просьбы же типа «Будьте любезны, напишите этот отчёт к завтрашнему дню за меня, а то у меня кошка заболела» — воспринимаются как само собой разумеющееся. Каждого сотрудника Елена встречает медовым голоском (зазевавшихся ещё и расцеловать норовит) и пытается накормить домашними оладьями. Этой милейшей даме стоило бы открыть «Бюро добрых услуг»: 15 лет назад она с энтузиазмом доставала всем знакомым дефицитные продукты, теперь с тем же запалом бескорыстно находит им врачей и квартиры.

При этом — странное дело — большого чувства благодарности по отношению к ней это почему-то ни у кого не вызывает. К её помощи прибегают, как к крайнему средству, и после этого норовят побыстрее сбежать из её поля зрения. Даже достойные, казалось бы, совестливые люди.

«Знаешь, — призналась мне наша общая знакомая, — она вызывает у меня странное чувство: все время такое ощущение, что это не я пользуюсь её услугами, а она… мною пользуется! Словно пытается доказать, что она мне должна нравиться — и точка! Я в любом случае чувствую себя неблагодарной поросятиной… А ты никогда не замечала, что ей все окружающие этим самым животным кажутся? У меня свекровь такая была, любила повторять, сколько она для нас сделала, мы теперь ей на две жизни вперёд за это обязаны…» — «Она просто добрая, стремится всем помочь. И правда же, её иной раз даже поблагодарить забывают, вот и напоминает иногда, чтоб совсем уж на шею не садились», — ответила я. И подумала снова: «Да, несладко жить добрым людям в нашем мире».
МЕДВЕЖЬИ УСЛУГИ

Как-то мы «зацепились» за эту тему с моей подругой-психологом. Я горячо вывалила ей эти примеры, доказывая, что в современном мире все перемешалось и обесценилось, и, похоже, даже добро должно быть с кулаками, чтобы его оценили. Она выслушала меня и сказала: «Да нет, не с кулаками, а… с умом! Да и вообще… Скажу тебе честно, особой доброты в этих твоих приятельницах я не наблюдаю». И, увидев моё удивление, объяснила…

«Добрый — это человек, способный пожертвовать собой ради других, принести им пользу», — скажет обыватель. Но, по мнению психологов, случаи вроде приведённых выше далеки от истинной доброты. Это скорее хитрость: «благодетель» ожидает (хотя бы подсознательно) выгоды и душевного комфорта от своих добрых поступков прежде всего для себя. По большому счёту, реальный результат «добрых» стараний его мало интересует. Попав в руки к такому персонажу, вы просто обязаны быть осчастливленным и горячо выражать благодарность. Своего рода психологический вампиризм!

«А где же тогда случаи истинной благожелательности и помощи ближнему? — спросите вы. — Неужели доброта умерла и все сводится к банальному скрытому эгоизму?»

Ну конечно, нет. У меня самой была замечательная тётя. Она напоминала мне Мэри Поппинс из известной сказки. Никаких особенных сантиментов никогда не проявляла. С помощью и непрошеными советами в душу не лезла. А вот аккуратно натолкнуть на мысль, как самому действовать эффективнее — это было в её стиле. «Напиши сочинение сама! — требовала она, когда я приходила за помощью (тётушка у меня — филолог). — И небанальное!» И интересным рассказом незаметно наводила на мысль… Да, она тоже получала свой «кайф». Если наблюдала, что человек рядом с ней совершенствуется и растёт.

Помню, когда я поступала в институт, мои добрые родственники рвались устроить меня «по знакомству» на престижный факультет. Тетя Шура им «бессердечно» помешала. Зная мою склонность к писаниям, подарила роскошную (не по оформлению) энциклопедию и заявила: «Прорвёшься собственными силами — будешь знать цену своей профессии! А если будет трудно, заходи, я помогу». Знали бы вы, как я теперь ей благодарна…

Оставить комментарий