Детям нужны разные школы!

Городские власти укрупняют московские школы, уничтожая самое ценное, что было в столичной системе образования, — разнообразие и возможность выбора. Родители пытаются спасти школы своих детей, которые одну за другой сливают и укрупняют, но шансов на успех нет

В субботу в 14 городах России прошли пикеты против реформы среднего образования. Везде, кроме Москвы, на пикеты вышли один – два человека, которые требовали бесплатного образования для своих детей. В столице митинг шел четыре часа, на него пришли несколько сотен человек, участники митинга приняли резолюцию против реформы школ «по-московски», организаторы начали сбор подписей за отставку руководителя столичного департамента образования Исаака Калины.

Чем ситуация со школами в Москве отличается от ситуации в России? Кажется, тем, что власти города замахнулись на один из самых важных институтов городской жизни – разнообразие московских школ и разнообразие версий среднего образования, недоступное жителям других городов страны. Именно поэтому участники митинга вышли на него с плакатами «Мы не хотим сливаться!» и «Детям нужны разные школы!».

Московские школы – это не просто типовые учреждения образования. Многие из них – легенды в полном смысле этого слова. В одной директор возит учеников в Пушкинские горы или Царское село на День Лицея, в другой учителя помогают детям с инвалидностью адаптироваться к жизни в обществе, в третьей географ ходит со старшеклассниками в походы в Хибины или подмосковные пещеры.

Возможность выбрать не только адрес, но и особую среду, в которой будет формироваться личность ребенка, долгое время была одним из главных преимуществ жизни в Москве. Ни один другой город страны не предлагает родителям такого богатого выбора сценариев обучения их детей. Реформа, против которой сегодня протестуют московские родители, уничтожит это разнообразие. Цель властей – создание огромных образовательных комбинатов, в которых просто не будет места тому, что было сутью московских школ.

Слияния и поглощения

Процесс слияния школ идет в Москве с 2011 года. По оценке департамента образования города, массовое соединение школ уже завершено: их число за три с половиной года сократилось более чем вдвое. Весной 2011 года в Москве было 1572 школы, к октябрю 2014 года осталось 750.

По версии департамента образования Москвы, процесс укрупнений начался по инициативе руководителей образовательных учреждений. Правда, почему-то в рамках пилотного проекта, запущенного департаментом образования в апреле 2011 года. Сам проект не обязывает укрупняться: школы должны выполнить ряд требований вроде повышения зарплат учителям, введения электронного дневника и создания управляющего совета, а город обещает им определенные условия финансирования. Условия, привлекательные в 2011 году для школ-середнячков.

«Родителей зомбировали, что к 1 января у школы закончатся деньги, ее расформируют, а дети окажутся за бортом образования»

До вступления в силу нынешнего закона «Об образовании» в январе 2013 года финансирование образовательных учреждений зависело от их статуса. В гимназиях и лицеях, например, на каждого старшеклассника выделялось 120 тысяч рублей в год, в школах надомного обучения (для детей с ограниченными возможностями здоровья) —197 тысяч, а в обычной школе всего 63 тысячи рублей.

Всем вступившим в пилотный проект (сначала в нем оказались 125 средних школ) финансирование автоматически изменяли, выделяя на старшеклассника 120 тысяч рублей, а на ученика начальной школы — 85 тысячи рублей. Получить еще больше денег они могли, увеличив число учеников, например, за счет присоединения какой-нибудь школы поблизости. Этим-то они и занялись.

Создание многоуровневых (то есть объединяющих детсады, школы и даже колледжи) образовательных комплексов вошло в задачи программы «Развитие образования города Москвы» на 2012 — 2016 годы. И в 2012 году заявки на реорганизацию начали поступать в департамент образования в промышленных масштабах: к ноябрю 1567 учреждений, в том числе детсады, прислали документы на создание 482 комплексов. Где-то сливались по два, где-то по семь-восемь, а, например, гимназия №1576 объединила сразу 13 структурных подразделений: шесть школ и семь детсадов.

Комбинат образования

К плюсам больших образовательных комплексов чиновники относят возможность выстроить содержательную и методическую преемственность на всех этапах развития и обучения ребенка, от детского сада до получения аттестата. Эту идею пропагандирует директор центра образования №109 Евгений Ямбург, создавший успешно функционирующий образовательный комплекс еще в 1980-х.

Другая возможность комплексов, о которой говорят чиновники, — создать в одном учреждении условия для обучения самых разных детей, живущих поблизости, чтобы им не приходилось ездить в другие районы в «хорошую» или коррекционную школу.

«Одна из первых задач, которую мы поставили, — рассказывала на днях директор комплекса №2077 Ирина Сивцова на презентации подразделения для слабослышащих детей, — создать образовательную инфраструктуру, где каждый может найти свое место, начиная с самого маленького возраста, — это и дети, у которых есть проблемы, и те, кому нужен повышенный уровень образования».

Однако именно дети с особыми потребностями оказались в гуще протестов против слияний.

«У нас за три с лишним года было семь попыток слияний, начали с образовательного центра с чеченским этнокультурным компонентом»

Осеннее обострение

Главная мотивация для реорганизации была и остается финансовой: мол, новый закон «Об образовании» не предусматривает никаких особых статусов образовательных учреждений, только подушевое финансирование, значит, выживание школы напрямую зависит от количества учеников.

Такой подход не мог устроить коллективы и родителей в специализированных школах, которые боялись потерять уникальность своего учреждения в огромном образовательном комплексе. Тем более что до сентября 2014 года их финансирование оставалось прежним. Родителям детей с особыми потребностями — будь они инвалидами или одаренными — приходилось отражать атаку за атакой (часто при этом менялся руководитель школы).

«У нас за три с лишним года было, кажется, семь попыток слияний, — рассказывает Светлана Островская, мать 7-классника школы надомного обучения №371 для детей с инвалидностью и ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). — Начали с образовательного центра с чеченским этнокультурным компонентом, а на прошлой неделе большинство родителей проголосовали за присоединение к образовательному комплексу №2095 «Покровский квартал». Ну, а как можно проголосовать, если родителей системно зомбировали, что к 1 января у школы закончатся деньги, МЧС опечатает здание, школу расформируют, а дети окажутся за бортом образования. Из 14 школ надомного обучения в Москве осталась всего одна».

Многие школы сдались и пошли на слияние в этом году, потому что в сентябре 2014 года финансирование наконец стало подушевым. И в Москве сложилась удивительная ситуация: теперь рядовая московская школа, вошедшая в пилотный проект, получает 123 тысячи на старшеклассника, а не вошедшая школа-интернат «Интеллектуал» для одаренных детей (входит в 20 лучших московских школ) — 63 тысячи. В схожем положении оказались порядка 20 школ.

Школы идут в суды

Кто-то из них решился на объединение. Так, лицей №1525 переехал из Дворца пионеров на Воробьевых горах в здание школы №1305 возле станции метро «Красносельская», потеряв часть учеников и свое имя — «Воробьевы горы». Теперь так называется образовательный комплекс из двух школ, двух детсадов, трех учреждений дополнительного образования и колледжа.

Кого-то, например, педагогический коллектив «Интеллектуала», новая ситуация заставила предпринять необычные для школы шаги: создать профсоюзную ячейку, заняться краудфандингом. Но 25 сентября вышел приказ департамента о слиянии школы «Интеллектуал» и гимназии №1588, несмотря на то, что управляющий совет школы проголосовал против (8 из 9 голосов). В тот же день приказ о слиянии с комплексом №2077 получила школа №1189 им. Курчатова, хотя управляющий совет там вообще не заседал.

«Вы представьте школу, в которой учителя готовят для своих учеников концерты, – рассказывает отец семиклассника школы №1189 Алексей, – где каждую осень вся школа выезжает на слет в лес и живет несколько дней в палаточном лагере. Как только пришел новый ВРИО директора, атмосфера в школе изменилась. Ни осеннего слета, ни традиционного праздника в День рождения школы 19 октября. Здание нашей школы уже поставлено в следующем году в план на капитальный ремонт. Вернется ли оно назад и кому достанется, не известно. Школа теряет имя, место, атмосферу, учителей — уже 10 человек подали заявления об увольнении с ноября».

«Система коррекционного и специального образования, которая создавалась долгие годы, практически уничтожена»

По словам бывшего директора Курчатовской школы и действующего участника ее управляющего совета Михаила Галицкого, им хотелось бы сначала подробнее узнать о проекте реорганизации и роли школы №1189 в новом объединении, чтобы управляющий совет мог принять решение о том, участвовать в нем или нет. «Не очень понятно, почему эта, по-видимому, очень интересная идея образовательного проекта, — говорит он, — делается такими некорректными методами. Мы хотим все вернуть на юридически нормальный путь». Для этого они встречаются с чиновниками, с директором Курчатовского института, а также готовят иск в суд. Так же, как «Интеллектуал», рассмотрение дела школы в суде назначено на 14 ноября.

Опрос для Калины

Особая история сложилась в образовательных учреждениях для детей с инвалидностью и ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). Хотя на ребенка-инвалида выделяют больше денег (коэффициент зависит от диагноза), в целом учреждения стали финансироваться в разы хуже. Если раньше, по словам заведующей инклюзивным детским садом №288 Марии Прочухаевой, на группу из пяти детей-инвалидов со сложной структурой дефекта только на ставки требовалось больше 3 млн рублей в год, теперь — 1,2 млн.

Сохранить прежний объем услуг для них никто уже не может. Даже если обещают, как родителям детсада компенсирующего вида, который вошел весной в состав холдинга №398. В этот сад ходят дети с задержкой психического развития (например, с синдромом Дауна), требующие не просто больше внимания, но и регулярных специальных занятий.

«Раньше в группах было меньше 20 человек, – рассказывает Евгения, мать двух воспитанников сада. – И в каждой, кроме воспитателя, постоянно присутствовал логопед или дефектолог». В сентябре выяснилось, что число детей в группах растет, дефектолог будет приходить в сад всего на четыре часа в день, а некоторых специалистов, ради которых детей возили из других районов, уже не оказалось в штате.

Сейчас в школе №371 дети занимаются по индивидуальной программе в группах малой наполняемости – до 6 человек (здесь учатся дети с разными видами инвалидности и ОВЗ с сохранным интеллектом). В образовательном комплексе, к которому они присоединяются, групп не предусмотрено, им обещают классы до 15 человек.

«Система коррекционного и специального образования, которая создавалась долгие годы, практически уничтожена. Последние из этих учреждений погибнут еще до наступления нового года», — заявляют родители детей с инвалидностью и ОВЗ в петиции «Спасите систему образования для детей с ОВЗ в Москве», собравшей почти 13000 подписей. Последний месяц инициативная группа проводит опрос родителей, чтобы обобщить проблемы в организации коррекционного образования и представить убедительные данные Исааку Калине.

«Идите к чиновникам»

Кроме ненормативных слияний и нарушений прав детей-инвалидов, на субботнем митинге обсуждали много других проблем. Частных — например, закрытие мини-школы в Морозовской больнице. И общих: платную продленку, принуждение всех московских школ к ведению электронного журнала в системе МРКО, которая постоянно сбоит, и единый график школьных каникул, который обещают ввести со следующего учебного года. По отдельности они могут показаться мелочами, но каждая из них объединила недовольных родителей и учителей, которые общаются в тематических группах в соцсетях, пишут петиции и ходят на митинги.

«Вступайте в профсоюзы, в управляющие советы, не бойтесь идти к чиновникам, – призывал людей один выступающий. – Когда у чиновника толпа людей, это значит, проблема не у вас, а у него». Другой обличал: «Чиновники не экономят на своих виллах, зато они экономят на образовании и здравоохранении». Александр Абрамов из движения «Образование для всех» объяснял, что отставка Калины для митингующих – это только начало: «Он типичный исполнитель, есть много других кандидатур, идеологов нынешней реформы».

Дина Юсупова

Источник: Большой город

Оцените статью
Добавить комментарий