Выжил после жутких ожогов и стал чемпионом по пауэрлифтингу

Александр Мельник из Львова мог остаться калекой на всю жизнь, но взял себя в руки и вернулся к полноценной жизни. Саша — молодой красивый парень, любимец девушек, душа компании, спортсмен, рок-музыкант и талантливый художник.

Живой факел

А ведь еще семь лет назад врачи сомневались, удастся ли спасти мальчишку, который несколько минут был живым факелом и получил глубокие ожоги 65% тела.

— Мне тогда было 13 лет, — вспоминает Александр. — Мы с ребятами дурачились: набирали в шприц бензин из двухлитровой банки и поджигали. Вдруг вспыхнула вся банка. Ее нужно было просто перевернуть, и пламя бы само потухло. Но мой товарищ умудрился с такой сверхточностью, что я до сих пор удивляюсь, весь этот горящий бензин вывернуть на меня.

Паренек вспыхнул как факел, а друзья застыли в шоке — никто не мог и шевельнуться. Поэтому тушить себя Саше пришлось самому.

— На мне еще была синтетическая майка, она вся оплавилась, я ее буквально с кожей срывал с себя, — продолжает львовянин. — Больно, жарко. Недалеко песок был, катался по нему. А потом кто-то из товарищей все-таки додумался накинуть на меня куртку, и пламя потухло.

Грозила ампутация

Бедолага добежал до соседского дома, перемахнул через забор и стал колотить ногами в дверь. Сосед и вызвал скорую. Очнулся уже в больнице.

Больше всего пострадала правая рука — сгорела до кости. Ее даже хотели ампутировать, но обошлось. За несколько месяцев парень пережил множество операций, пересадок кожи. Даже перевязки поначалу приходилось делать под наркозом.

— Когда все зажило, я был полным инвалидом — едва мог двигаться, — вздыхает парень. — Но уже через неделю научился вылавливать пельмени в тарелке. Потом стал рисовать левой рукой.

Когда врачи сказали, что к турникам он больше не подойдет, назло всем начал тренироваться и уже через год завоевал первое золото на всеукраинских соревнованиях по пауэрлифтингу.

«Жизнь продолжается!»

Сейчас парень учится на кафедре художественного металла Львовской академии искусств. Признает: с профессией угадал, и в будущем никем другим себя не видит. А пока подрабатывает по ночам охранником.

— Знаете, та трагедия меня изменила и закалила, — признается Саша. — Раньше я был вспыльчив: если что не понравилось — ничего никому не доказывал, сразу по лицу. А теперь стал добрее, терпеливее. И еще понял: никто тебе не поможет, кроме себя самого. Очень многое от настроя зависит. Помню, как мне тогда жить хотелось. Думал: если уж вышел из огня, выживу! Конечно, обидно было: другие девчонок обнимают, а я в больнице сам себе даже нос почесать не могу. А сейчас встречаюсь с девушкой, рисую, играю на ударных в собственной рок-группе. Жизнь продолжается!

Анна Мищинин

Источник: Комсомольская правда

Оцените статью