Дефектолог: глухота — не приговор, а другой образ жизни

Чтобы быть успешным, нужно быть сильным, а чтобы тебя любили, нужно быть идеальным. Несоответствие принятым обществом стандартам часто нас расстраивает. В ловушки придуманных норм ежедневно попадаются миллионы мужчин и женщин. О людях с физическими отличиями – слепых, глухих, с ДЦП — мы стараемся не думать или начинаем их жалеть и сетовать на несправедливость жизни, особенно если это касается детей. Но у таких людей можно многому поучиться.

О том, почему жалость к особым людям — это путь в никуда, о их душевной организации, а также о профессиональном пути агентству «Тюменская линия» рассказала дефектолог тюменской основной общеобразовательной школы №77 для обучающихся с ограниченными возможностями здоровья (слабослышащих и оглохших детей) Алена Разбойникова.

Здание учебного учреждения ничем не отличается от обычной школы, только классы меньше стандартных. В кабинете дефектолога особая атмосфера — на стенах фотографии веселых и счастливых детей, у большого светлого окна стоят ширмы, которые остались от выступления ребят в пришкольном лагере. К ним придвинуто большое низкое кресло, напротив маленький круглый столик и диван с игрушками.

«Вот этот плакат нарисовали в пришкольном лагере мои дети из старшего отряда, они назвались «Миньоны» (персонажи мультфильма «Гадкий я». — Прим. ред.). Изобразили тут всех нас, очень интересная работа получилась», — пояснила она.

В школе ежегодно занимаются около 100 детей, плюс 15-20 малышей дошкольного возраста. Все они попадают в школу для слабослышащих через городскую психолого-медико-педагогическую комиссию по направлению областного центра слуха и речи.

«К нам приходят слабослышащие ребята, часто с глухотой. Задача дефектолога — поставить звуки, растормозить речевые центры, научить говорить и слышать с аппаратом. Такие дети должны пройти все этапы нормального онтогенеза. Любой малыш сначала учится слышать звуки, потом вычленять речевые звуки, отдельные слова, начинает накапливать словарный запас», — рассказала дефектолог.

На вопрос, что повлияло на выбор профессии, Алена Разбойникова ответила, что это заслуга конкретных людей: «Я много общалась со своей бабушкой Анной Терентьевной Печериной, любила слушать ее рассказы о жизни. Она работала в заводоуковской школе учителем. В моей школе трудились замечательные педагоги, на них хотелось равняться, подражать им».

Получив неполное среднее образование, она сразу подала документы во второй тюменский педагогический колледж. «Я где-то услышала, что именно в училище дают практические знания, решила, что в институт потом пойду. Атмосфера в колледже была непередаваемая, чудесная, мы чувствовали себя воспитанницами Смольного института благородных девиц», — смеется Алена.

В 1992 году в педколледж обратились из только что открывшейся в Тюмени школы для детей с нарушением слуха с предложением поработать. «С четвертого курса мы с подругой с интересом взялись за преподавание. Для меня это был опыт, новый взгляд на теорию», — сказала она.

Таким образом, с 1992 года Алена Разбойникова не прерывала работу в школе для слабослышащих. Высшее образование она все же получила: в 2005 году закончила заочное отделение ТюмГУ, кафедру возрастной физиологии и логопедии с квалификацией «учитель-логопед» и стала заниматься индивидуальной коррекционной работой.

«Моя дисциплина называется «Развитие слухового восприятия и формирование произношения». Одно занятие длится 20 минут, за это время мы работаем над произношением — процесс взаимосвязан с развитием слухового восприятия. Дети должны различать звуки в пространстве, это важно в первую очередь с бытовой точки зрения: услышать, что кто-то пришел, проезжающую машину и так далее», — пояснила она.

На каждого ученика в школе ведется документация, по которой можно отследить его успехи и недоработки. Коррекционная программа выстроена таким образом, чтобы все темы перекликались с общеобразовательной школьной программой. Например, на математике ребенок узнал, что такое параллелограмм, а здесь его научат правильно произносить термин. «Порой в начальной школе у детей бывает некий протест по отношению к нашим занятиям, но уже в шестом классе их захватывает процесс обучения, возникает интерес к пополнению словарного запаса, они начинают читать книги. Есть и те, кто не читает, но в этом мы как все», — шутит Алена.

Документ об образовании по окончании коррекционной школы равноценен аттестату обычной средней школы. Процент поступивших в вузы небольшой. Выбирая университет, многие ребята отдают предпочтение физкультурному отделению ТюмГУ. Один из известных выпускников учреждения — неоднократный призер всероссийских соревнований по легкой атлетике среди глухих, мастер спорта Максим Малышкин. Также школа гордится легкоатлетами Владимиром Приветкиным, Максимом и Ильей Каранкевичами, Владимиром Веселли, хоккеистом Романом Лукьяновым.

«Ученики нашей школы – большая семья. Многие выпускники до сих пор поддерживают дружеские связи, в том числе с нами. Фактически ребята здесь выросли, обзавелись друзьями. Даже в каникулы пишут мне: «Скорее бы обратно в школу». Есть дети, кого интегрировали в массовую школу, но после уроков они часто приходят к нам», — сказала Алена Разбойникова.

Она призналась, что изначально с глухими и слабослышащими психологически работать было сложно. Преодолеть барьер ей помог разговор с глухой женщиной. «Она сказала, что они не больные, а другие, их надо просто принять и помочь. Когда я это поняла, то работа с глухими стала складываться гораздо эффективней. С того момента я воспринимаю обучение как сотрудничество. И работа меня захватывает. Это постоянный поиск обходных решений и всегда небольшой детектив», — добавила она.

Постоянный контакт с подопечными отразился на личных качествах дефектолога. «Я учусь у них доброму, мягкому восприятию мира, людей, прощению, стараюсь обращать внимание на мелкие детали. Это очень помогает в жизни. Однажды мне задали вопрос, кем бы я стала, если бы не дефектологом. Я растерялась, потому что, как оказалось, это моя жизнь», — отметила Алена Разбойникова.

Кристина Белоусова

Источник: Тюменская линия

Оставить комментарий