Одноногий скалолаз

В январе, поднявшись на гору Гемба в Закарпатье, сноубордисты Дмитрий Беляев и Максим Пономаренко заблудились в тумане и попали под лавину. Макс погиб, а Дмитрия, чуть живого, отыскали спасатели. С переломанными ногами, в легкой куртке, без еды парень провел под снегом 27 часов. Обмороженную левую ногу пришлось ампутировать до колена

скалолазПолтавчанин, чудом выживший под лавиной и лишившийся ноги, снова штурмует вершины. Едва очнувшись в больнице, Дмитрий Беляев взялся за ноутбук: у него небольшая фирма, связанная с промышленным альпинизмом. 15 февраля, как и планировал до трагедии, женился на Марине Гвоздевой, с которой был знаком десять лет по клубу экстремалов «Полтава-спелео».

— Свадебный костюм не понадобился, — улыбается Дима. — На роспись поехал в инвалидной коляске, надев шорты. Они закрывали ноги до колен, и этого было достаточно.

В июне Дима отправился в Харьков — защищать диплом в Политехническом институте. В том же месяце у пары родился сын Степан.

— Я не чувствую себя инвалидом, — признается 25-летний Дмитрий. — Все время в разъездах. За пять месяцев на своей «мицубиши» накатал 25 тысяч км. Правда, пришлось продавать машину с механической коробкой передач и брать «автомат». Только что вернулся из Москвы, где мне делали компьютерную настройку протеза.

— У тебя биопротез?

— Нет, такие только разрабатывают. У меня протез, состоящий из нескольких модулей. Тут и гидравлика, и механика, и электроника, своего рода конструктор. Кстати, когда мне надо побежать (я этому пока учусь), накачиваю его, и тогда он быстрее выбрасывается вперед. На велосипеде езжу без проблем. Даже работать на высоте приходилось: делал замеры для веревочных парков. Главное достоинство протеза — он не боится ни грязи, ни пыли, ни воды. Для моего образа жизни то, что нужно. Вот мечтаю подсобрать денег и поставить в него специальный переходник, чтобы стопа стала подвижной. Тогда под водой в ластах она не будет тормозить. Я ведь раньше работал инструктором по дайвингу в Крыму. Нынешним летом испробовал свою искусственную ногу при погружении и решил, что ее нужно усовершенствовать. А вот на Ай-Петри удалось взойти. Правда, понадобилось втрое больше времени, чем раньше.

— Все-таки тянет в горы?

— Пожалуй, до следующего года в серьезные горы не пойду. Пока не знаю, как будет реагировать на низкие температуры моя относительно здоровая нога. На ней оживают нервы, и даже слабенькая щекотка для меня является настоящим испытанием. Чтобы избавиться от обморожения четвертой степени, я ее и в муравейник совал, и пчел сажал на нее. Врачи, назначавшие мне традиционное дорогое лечение, которое не помогало, были в шоке, когда увидели результат.

Марина Кравченко

Оцените статью