Работа есть, но до нее не добраться

Главная проблема трудоустройства для инвалида — это даже не отсутствие рабочих мест. Сегодня в городе около 60 тыс. вакансий для людей с ограниченными возможностями. Главная проблема — в отсутствии доступной среды. И эту проблему не решает даже специально оборудованное рабочее место. Ведь до него еще нужно добраться. Людям с нарушениями опорно-двигательного аппарата, увы, кроме надомной работы в Петербурге предложить нечего.

Городская инфраструктура для их передвижения не подготовлена. Даже если найдется работа рядом с домом, то не факт, что колясочник сможет выйти из своего подъезда. Эту и другие сложности на прошлой неделе обсуждали на ярмарке в профессионально-реабилитационном центре. Он, к слову, адаптирован для передвижения инвалидов-колясочников. На ярмарке работали более 10 специализированных учебных заведений и 40 работодателей, служба занятости и общегородской банк вакансий. Петербуржцев-инвалидов, для которых все это организовали, тоже было немало, около тысячи человек. OK-inform побывал на ярмарке и пообщался с соискателями и работодателями.

Быть уборщицей никто не хочет

— Мы приехали на ярмарку из Красносельского района города. Подобные мероприятия стараемся не пропускать, поскольку нашим ребятам очень сложно устроиться на учебу или работу, а здесь есть шанс, что они что-то для себя найдут, — говорит Мария Ефимова, специалист ЦСРИ Красного Села. — Я лично еженедельно обзваниваю все организации, имеющие вакансии для инвалидов, о которых в наш Центр сообщает Служба занятости. Обычно выясняется, что для людей с ограниченными возможностями предусмотрены ставки уборщиков, швей или что-то подобное, а ведь многие хотят иметь более престижную работу. А на ярмарку, хочется верить, приходят работодатели, которые предлагают места инвалидам не из-за того, что им необходимо это делать по закону.

Поясним: согласно последней редакции закона «О социальной защите инвалидов РФ», работодателям, численность работников которых свыше 100 человек, установлена квота для приема на работу инвалидов в размере от 2% до 4% от среднесписочной численности сотрудников. Работодателям, численность работников которых колеблется в диапазоне от 35 до 100 человек, квота для приема инвалидов на работу устанавливается в размере не более 3% от числа всех сотрудников. Если работодатели не создают рабочие места в соответствии с квотами, то их штрафуют на сумму от 5 до 10 тысяч рублей.

Про дистанционную работу и обучение

— На ярмарке предлагают записаться на бесплатные обучающие курсы, но те, которые меня заинтересовали, проводятся в учебных заведениях, не оборудованных пандусами и подъемниками для колясочников, а дистанционное обучение не предусмотрено, — говорит OK-inform посетительница ярмарки, инвалид Ирина Иванова. — Так же и с работой. Я могла бы работать дистанционно, через интернет, но работодатели таких вакансий не предлагают. А работать диспетчером по телефону — это не мое. К тому же, я знаю случаи, когда люди отработали таким образом несколько месяцев, но зарплаты так и не увидели.

Зато на ярмарке были представлены технические разработки от Многопрофильного образовательного центра «Эдукор», позволяющие работать с компьютером без помощи рук.

— Мы также предлагаем роботов-наблюдателей, способных заменить личное присутствие на предприятии или в офисе, — рассказал OK-inform Александр Нечаев, руководитель проекта дистанционной работы и обучения центра «Эдукор». — Это разработки петербургских ученых, запатентованные. При этом наше оборудование, с помощью которого человек, прикованный к постели, сможет пользоваться компьютером и интернетом, стоит гораздо дешевле заграничных аналогов, 30 тысяч рублей для индивидуального пользователя.

Работодателям не хватает льгот, а инвалидам — возможностей

Георгий Семенов представлял на ярмарке учреждение реабилитации инвалидов «Завод «Воздушный замок»». С 2004 года предприятие изготавливает детские надувные аттракционы. Большинство его работников — инвалиды по слуху.

— Мы – негосударственная некоммерческая организация, нуждающаяся в государственной поддержке, — говорит директор Air Palace. — Благодаря тому, что мы выполняем социальную функцию, у нас есть налоговые льготы, но преференций, которые есть у малого бизнеса, у нас нет. И в этом заключается дискриминация, потому что де факто у нас поставлено производство. Де юре мы к предприятиям малого бизнеса не относимся, потому что нас учредило Петербургское общество инвалидов. Из-за этого мы не можем претендовать на гранты для малого бизнеса, хотя очень хочется. И нам это нужно не для того, чтобы обогатиться, а для того, чтобы развиваться.

А некоторым людям с ограниченными возможностями хочется, чтобы их не выделяли в особую группу. Например, Маргарите Николаевой. До травмы она работала специалистом по административной работе, была помощником руководителя. После — уволилась, чтобы пройти лечение и реабилитацию. Сейчас Маргарита полна сил и снова хочет приступить к прежней работе, согласна даже отказаться от специального режима, прописанного в ее индивидуальной программе реабилитации. Но ни одна организация, в которой она проходила собеседования, пока не перезвонила.

— Я думаю, что это из-за моей хромоты, — сказала OK-inform Маргарита Николаева. — Но я настойчива и хочу работать именно администратором. Здесь вакансий для меня не оказалось. Тут в основном предлагают рабочие специальности, работу в торговле или на телефоне. Это не мое. Скорее, это для тех, кто ничего другого делать не может. А я могу справиться с интересной и ответственной работой не хуже, чем справлялась до инвалидности.

Корпоративная социальная ответственность — это не про нас

Помимо городской службы занятости и работодателей на ярмарке работали специалисты, которые консультировали граждан по вопросам социальной и правовой поддержки людей с ограниченными возможностями.

Так Ольга Безбородова, юрист комитета по труду и занятости правительства Петербурга, отвечала на вопросы посетителей, касающиеся нежелания работодателей продолжать сотрудничество с людьми, которые когда-то добросовестно исполняли свои рабочие обязанности, но потом получили инвалидность. И неважно — из-за вредного ли производства или из-за травм и болезней, не связанных с работой.

— К сожалению, в России это извечная дилемма — работник хочет поменьше работать и побольше получать, а работодатель хочет, чтобы сотрудник работал много и при этом не был проблемным и финансово затратным, — сказала OK-inform Ольга Безбородова. — Когда речь идет о работнике, вдруг получившем инвалидность, то работодателю проще с ним распрощаться, чем организовывать для него более щадящий режим работы, обустраивать специальное рабочее место и прочее.

Представительница комитета по труду и занятости Петербурга считает, что это происходит из-за того, что в России не пропагандируется образ работодателя, обладающего корпоративной социальной ответственностью, как это делается за рубежом.

— В Скандинавии, например, предоставление рабочих мест людям с ограниченными возможностями — не только благородное дело, но и экономически выгодное, поскольку, согласно проведенным там пятилетним исследованиям, люди охотнее покупают товары или пользуются услугами той компании, в которой трудятся инвалиды, — говорит Ольга Безбородова. — У нас же люди предпочитают молчать о своих проблемах. А когда их увольняют из-за обнаружившихся ограничений по здоровью, то люди даже не пытаются бороться за свои права или не знают, как это делать.